Чита, Белка, Муравей: советские раритетные вагончики-легковушки

ProАВТО

В этой же статье отдадим дань памяти советским инженерам и дизайнерам, которые, вопреки указаниям свыше, создавали подобные удивительные образцы автотехники. Ни один из них не получил никакого развития, их создатели давно позабыты, но те и другие со временем стали своеобразными реликтами и олицетворением высших достижений отечественной автомобильной индустрии.

Легендарный, но неудачный легковой автомобиль вагонной компоновки НАМИ-013 конструкции Юрия Долматовского

Главным поборником вагонной компоновки был Юрий Ааронович Долматовский, кандидат технических наук, талантливый инженер и художник, основатель и теоретик школы советского автомобильного дизайна, известный писатель-популяризатор и журналист. Давным-давно несколько поколений мальчишек были воспитаны на книгах и статьях Долматовского, который попытался вдохнуть в нас свою великую страсть к автомобилям и поддержать своих «соратников по мании».

Юрий Долматовский со своим заднемоторным вагонным детищем НАМИ-013

Рождение и смерть «Читы»: первый советский вагончик НАМИ-013 

Завершив разработку грузовых кузовов и прицепных туалетов, в 1949 году Юрий Долматовский, руководитель КБ кузовов Научного автомоторного института (НАМИ), приступил к исполнению своей заветной мечты — созданию авангардных машин вагонной компоновки, которые тогда называли трамбусами. Так родилась идея революционного автомобиля НАМИ-013, который разрабатывали инженер Константин Зейванг и художник-конструктор Владимир Арямов.

Эскиз Арямова — приземистый автомобиль с мягкими аэродинамичными формами и непривычными пропорциями.

Проект Долматовского — НАМИ-013 со строгими формами, массивными бамперами и ярко выраженным задним моторным отсеком

Еще до рождения будущего автомобиля в НАМИ разгорелись споры о целесообразности заднемоторной схемы и возможности придания машине красивых очертаний. Чтобы представить, как она будет восприниматься в «естественных условиях», был построен макет НАМИ-013 в натуральную величину, а для придания сходства с привычными серийными автомобилями на его кузове нанесли силуэт обычной капотной машины, закамуфлировав все признаки заднего размещения двигателя.

Макет машины НАМИ-013 с нарисованным капотным кузовом «для оценки возможности ее эксплуатации». 1949 год

Первый незаконченный вариант НАМИ-013 с трубчатой фермой вместо кузова был готов в декабре 1950-го, но при перегрузке рухнул на землю, и потом ушло еще полтора года на его ремонт и доработки. За это время успели собрать и переделать три варианта одной и той же машины, отличавшиеся оформлением кузова, интерьера с тремя рядами сидений на 6–7 человек и размещением радиатора системы охлаждения двигателя.

Первая версия НАМИ-013 с характерными круглыми воздухозаборными отверстиями

Первая версия НАМИ-013 с характерными круглыми воздухозаборными отверстиями

В 1951-м на опытном заводе института был изготовлен первый вариант несущего кузова НАМИ-013. В июне 1952-го его полностью укомплектовали, и на следующий год опытный образец поступил на испытания. У него сиденье водителя было сдвинуто вперед и умещалось между нишами передних колес, а силовой агрегат располагался сзади за пределами колесной базы, что позволило создать характерную аэродинамическую форму машины. Необычный обтекаемый кузов имел дверные проемы, заходившие на крышу, но верхние петли дверей установили снаружи, а боковые стекла сделали раздвижными.

На испытаниях первый вариант НАМИ-013 с аэродинамическим кузовом

Второй вариант НАМИ-013 с боковыми молдингами и облегченными бамперами

В заднем отсеке НАМИ-013 находился опытный двигатель НАМИ-013-Д4 мощностью 63,5 л.с. с двумя карбюраторами, созданный на основе мотора от легковой «Победы» и работавший с первой в СССР экспериментальной гидромеханической трансмиссией НАМИ-ДК. В своих воспоминаниях Долматовский писал: «Она особенно умиляла нас: действовала как ни в чем не бывало, несмотря на все наши тревоги и опасения. Мы очень гордились ею». Зато поиск места для радиатора превратился в серьезную проблему. Опять слово Долматовскому: «Наконец, мы распилили его пополам и уложили две получившиеся узкие половинки в массивный буфер с электровентилятором и заслонками…»

Окончательный третий вариант НАМИ-013 с двумя радиаторами внутри бампера

Окончательный третий вариант НАМИ-013 с двумя радиаторами внутри бампера

На машине применялись независимая подвеска и бездисковые колеса с 13-дюймовыми шинами. Ее колесная база составила 2,4 метра, максимальная скорость с полной нагрузкой — 113 км/час.

Схема размещения основных агрегатов и узлов на машине НАМИ-013 третьей серии

Появление НАМИ-013 совпало с демонстрацией в СССР американского кинофильма «Тарзан», в котором «снималась» обезьянка по кличке Чита. Соседские мальчишки подметили сходство с нею необычной машины с широким «ртом» в бампере, выпуклыми фарами и покатым «лбом». С тех пор все заезды сопровождались криками: «Ребята, Чита едет!». И вскоре эта кличка привилась.

Передок третьей версии действительно напоминал мордочку обезьяны

Задний моторный отсек с доработанным «Победовским» движком

Основные результаты испытаний касались сравнения «Читы» с автомобилями «Победа» и ЗИМ и в большинстве случаев оказывались в пользу НАМИ-013.

Сравнительные испытания НАМИ-013 второй версии с представительской машиной ГАЗ-12 ЗИМ

Дорожные испытания последнего варианта НАМИ-013 с обычной «Победой» М-20

И все-таки куда более важных отрицательных качеств оказалось больше: недостаточная безопасность водителя и переднего пассажира, кустарное исполнение, слишком сложная трансмиссия, дороговизна необычной «игрушки» и т. д. В своем заключении приемочная комиссия констатировала: «Недостатки машины не поддаются устранению».

Полностью дораб

отанный и испытанный НАМИ-013 (фото из окончательного отчета НАМИ)

В 1954-м «Читу» списали и разобрали, кузов разрезали автогеном и сдали в металлолом, хотя ее создатели долгое время оценивали свою машину как огромный прорыв советского автомобилестроения, опередивший свое время. 

«Белка», застывшая в прыжке: микролитражки ИМЗ-НАМИ А50 

Потерпев провал с «Читой», в 1955 году Юрий Долматовский переключился на новую захватывающую идею создания массового недорогого микроавтомобиля «Белка» вагонной компоновки. В его кратком изложении — «Белка» это уменьшенная «Чита», двигатель взят от мотоцикла, но снабжен вентилятором охлаждения и электрическим стартером и установлен на резиновых подушках в днище несущего кузова…»

Перспективная микролитражка ИМЗ-НАМИ А50 «Белка» без левой боковой двери

Схема устройства закрытого варианта заднемоторного автомобиля «Белка»

На этот раз все работы по проектированию и организации производства двух вариантов «Белки» проводились на Ирбитском мотоциклетном заводе (ИМЗ) под руководством заместителя главного конструктора Федора Реппиха и носили единую маркировку ИМЗ-НАМИ А50. Для первых двух машин Владимир Арямов разработал оригинальную торцевую дверь с полусферическим лобовым стеклом, которая для входа и выхода вместе с шарнирной рулевой колонкой откидывалась вперед, а не вбок, как, например, у BMW-Isetta. Передние сиденья сделали чашеобразными, а для доступа к заднему диванчику служила правая распашная дверка.

С правой стороны «Белка» отличалась установкой одной распашной двери

Оригинальная передняя откидывавшаяся дверь конструкции Арямова

Автомобили были собраны в Ирбите к 7 ноября 1955 года, и затем их отправили в почтовом вагоне в Москву. Они имели колесную базу 1,6 метра, длину — 3,3 метра, весили 640 кг и развивали скорость 80 км/ч.

В 1956 году художник-конструктор Эдуард Молчанов разработал сельский вариант «Белки» с тентованным кузовом без дверей, откидной рамой плоского лобового стекла и запасным колесом на передней панели между фар. Посадочные места не имели пружин: их функции выполняли натянутые на каркас сидений резиновые ленты. В отличие от первой версии машина весила 575 кг и достигала 76 км/ч. Когда ее представили Н. С. Хрущеву, он пришел в неописуемый восторг, на деле оказавшийся наглым лицемерием.

Сельскохозяйственная «Белка» с характерным запасным колесом на передней панели кузова

Заднемоторная «Белка» с четырьмя двухместными сиденьями и откинутым верхом

Испытания сельскохозяйственной «Белки» в НАМИ на бездорожье

Юрий Долматовский за рулем открытой «Белки» во дворе НАМИ

В задней части обеих «Белок» помещался оппозитный 746-кубовый мотор в 20 сил с трехступенчатой коробкой передач. Отверстия для притока воздуха располагались в крышке моторного отсека и снабжались управляемыми створками. Независимая рычажная подвеска 10-дюймовых колес состояла из пружин с телескопическими амортизаторами, тормоза имели гидропривод.

Пробный заезд открытой «Белки» в городском потоке в центре Москвы. Август 1955 года

Опытный пробег советских «Белок». Фото из британского журнала The Motor от 20 июня 1956 года

Тем временем на ИМЗ построили еще три машины и планировали выпускать до 20 тысяч «Белок» в год, в НАМИ приступили к сборке еще двух «Белок», а Долматовский тешил себя будущим семейством легких и недорогих многоцелевых автомобилей. И всё бы пошло по плану, но тут в автомобильные дела вновь вмешался Никита Сергеевич, активно проталкивавший серийный выпуск в Запорожье совсем другой машины… Что стало потом, знатокам истории советского автостроения объяснять не нужно.

Микрокар «Муравей» 

В октябре 1966-го в Москве на праздновании Дня автомобилиста внимание зрителей привлекла оригинальная компактная машинка «Муравей» с выдвинутым вперед местом водителя, которую разработал и построил инженер Олег Ивченко. Одной из ее особенностей являлся четырехместный кузов лаконичной формы без сложных поверхностей, собранный по рисункам Эдуарда Молчанова. Он был выполнен из фанеры, оклеенной тканью, и установлен на сварном каркасе, к которому подсоединялись трубчатые подрамники основных агрегатов, включая независимые подвески и мосты от серпуховских мотоколясок.

Микроавтомобиль «Муравей» — удачный союз самобытных талантов инженера и художника

В задней части «Муравья» помещался двухцилиндровый 344-кубовый мотор в 14 сил от чехословацкого мотоцикла Jawa, для охлаждения которого воздух подавался по каналам между наружной и внутренней облицовками. Лобовое стекло позаимствовали у «Москвича», щиток приборов был смонтирован на рулевой колонке с одной спицей. «Муравей» оказался единственным развитием «Белки», но организовать его выпуск в Серпухове не удалось.

Оригинальный вагонный минивэн «Дружба» развивал скорость 130 км/ч. 1978 год

Ближайшим родственником автомобилей вагонной компоновки можно признать один из первых советских минивэнов «Дружба», который собрал московский рабочий Николай Давыдов. Базой самодельной машины служила серийная легковушка ВАЗ-2101 с перенесенным назад двигателем и угловатым трансформируемым пятиместным кузовом. 

А не перещеголять ли британский «Мини»? — провальный «Макси» 

В 1967 году, завершив работы по легендарному такси (о нем речь впереди), Долматовский взялся за осуществление проекта быстроходного легкового автомобиля «Макси» для массового использования в крупных городах. В то время он возглавлял Отдел художественного конструирования средств транспорта Всесоюзного научно-исследовательского института технической эстетики (ВНИИТЭ) и опрометчиво решил противопоставить свой «революционный» «Макси» популярной британской переднеприводной машине Mini.

Проект «Макси» — акварель Эдуарда Молчанова из цикла «Автомобили, разработанные во ВНИИТЭ»

Проект обтекаемой заднемоторной машины со стеклопластиковым кузовом и агрегатами от ЗАЗ-965А разработали Арямов и Молчанов при участии художника-конструктора Льва Кузьмичева. Достичь увеличения объёма салона удалось поворотом передних сидений к дверному проему и установкой двух сдвижных дверей, позволявших выходить из машины в самых тесных местах. Оригинальной деталью кузова была массивная задняя стойка, игравшая роль дуги безопасности и воздуховода для охлаждения силового агрегата.

Единственный образец малолитражки «Макси» с узлами от серийного «Запорожца»

Интерьер «Макси» с передними поворотными сиденьями и боковыми сдвижными дверями

Как жаль, что прогрессивный «Макси» не смог заменить простейший ЗАЗ

На «Макси» смонтировали 900-кубовый двигатель V4 воздушного охлаждения мощностью 30 л.с., механическую четырехступенчатую коробку передач и независимую подвеску 10-дюймовых колес. Колесная база чуть превышала два метра, снаряженная масса — 650 кг, максимальная скорость — 120 км/ч.

Необычный и привлекательный «Макси» возвращается с очередной презентации

Единственный образец «Макси» собрали в помещении опытного производства ВНИИТЭ на ВДНХ СССР. Первые же испытания доказали неприспособленность машины к эксплуатации в советских дорожных условиях, а при развертывании массового выпуска «Запорожцев» ее дальнейшая модернизация оказалась нецелесообразной. «Макси» остался невостребованным. Его подарили кружку автомобилистов из Химок, где он прекратил свое существование.

Источник

ProАВТО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.